Главная » Лента блога » Перфекционизм 5 — районный педиатр

Перфекционизм 5 — районный педиатр

районный педиатрКогда я стала районным педиатром, то мой рабочий день увеличился на 0,5 ставки и  работы прибавилось. Кроме повседневной работы практического врача, нужно было выполнять всю организационную работу, улучшать статистические показатели, регулировать все внутренние процессы. 

Имеет ли данная статья отношение к перфекционизму и чрезмерному совершенствованию?
Решать вам.

Кому-то покажется диким, но для меня это были будни. Когда говорят, что в России плохие дороги, это напрямую относилось и к тамбовскому чернозёму. Осенью и весной проехать в район было весьма сложно из-за грязи и болот, а зимой — из-за снега, который не успевали расчищать на всех дорогах. Мог проехать только вездеход под названием трактор. Он и тащил за собой «козёл» или другую сельскохозяйственную машину, которой из районов везли больных в ЦРБ.

Причём, таким транспортом были озабочены сами больные и их родственники, которые кого-нибудь будили ночью и просили отвезти их в больницу. Не все водители соглашались ехать по бездорожью, без освещения, с риском застрять, угробить технику, замёрзнуть, намокнуть под дождём и прочее. Они не давали клятву Гиппократа, и не все хотели оставаться без ночного сна.

Вот приходилось убеждать руководителей хозяйств прикреплять дежурный транспорт для ФАП. Убедили — стало легче. А ведь бывало, когда маленького ребёнка везли в тракторе, а он погибал или ухудшался от вдыхания бензина и выхлопных газов. Ведь из дальних районов, по бездорожью путь мог составлять от 2 до 5 часов.

Скажу, что показатель детской смертности в том районе достигал 55 промилей (55 умерших на 1000 родившихся детей) при средних показателях по России  — тогда 18-19 промилей. А когда я уезжала в Подмосковье, отработав там 4 года (минус год на рождение ребёнка), то в моей характеристике показатель детской смертности был 9 промилей при той же средней цифре 18-19 по России.

Для кого-то это голые цифры, а для меня — все самые тяжёлые дети — с моей консультацией и подписью, будь то любое отделение детское или хирургическое, родильное (больные дети тоже лечились у нас), инфекционное.  Когда я начинала работать, то такого понятия как детская реанимация, там не было.

Всё выполняли с детьми сами педиатры. Так мы сами делали спинно-мозговые и плевральные пункции, ставили капельницы в микроскопические вены ребёнка, а если не удавалось, то ставили подключичные катетеры.

В родильном отделении и детям до полугода чаще вводили иглу в вены головы, потому что не все детишки, особенно в тяжёлом состоянии, имели хорошие периферические вены, а на голове они просвечивают и можно прижать иглу к костям черепа, чтобы мама потом смогла удерживать иглу.

Скажу вам, что попасть в спавшиеся вены больного ребёнка — это искусство. Все наши детские врачи и медсёстры умели это делать. И старались это делать наилучшим образом. Потому что если вену проколешь, то на следующий раз в неё уже капельницу не поставишь. А спасать ребёнка надо.

Все остальные врачи боялись детей, как огня, и тут же вызывали педиатра при виде тяжёлого ребёнка. И правильно делали, потому что дети быстро ухудшаются и обезвоживаются, в отличие от взрослых.

 Конечно, можно ругать медицину за то, что много узких специальностей, но когда сам в этой шкуре, то сложно быть в одном лице, да ещё без лекарств, аппаратуры, хорошей лаборатории. У нас не делали ЭКГ, не было УЗИ, лаборатория делала только самые простые анализы, рентген был.

Каждого умершего ребёнка, как и взрослого, по закону нужно вскрыть, чтобы установить патолого-анатомический диагноз и сделать общие выводы о правильности лечения. Это очень тяжёлая процедура — стоять рядом со столом при вскрытии.

Это бесчеловечная процедура для простого обывателя. Вот только недавно этот ребёнок был жив. Он плакал от боли или от нехватки воздуха, от дурноты — и вот его терзает нож патологоанатома — такого же врача — хирурга, который по совместительству работает, потому что это слишком жирно по ставкам — иметь отдельного патологоанатома в ЦРБ.

И потом проходишь мимо родителей, готовых взять ребёнка и похоронить. Проходишь, опустив глаза, потому что всё равно этот ребёнок умер, а ты, как врач, не смог ему помочь.

TEXT.RU - 100.00%

Один комментарий

Ответить

Ваш e-mail не будет публиковаться Required fields are marked *

*